Записываем свою речь

Записываем свою речь

Теперь наступило время обсудить вопросы записи с микрофона, на первых порах — записи речи. Нашим первым лозунгом будет: ТИШИНА! В профессиональных студиях с момента включения микрофона во всех помещениях, из которых в студию могут проникать акустические помехи, загораются транспаранты: «Тихо, микрофон включен». Если вам часто приходится вести записи с микрофона, полезно и себе изготовить такой транспарант. Для этого в какую-либо коробку, желательно металлическую (чтобы не случилось пожара), поместите электрическую лампочку.

Прорежьте в одной стенке окошко и заклейте его белой бумагой с красной надписью, сделанной с внутренней стороны. Для этой цели удобно использовать фотографический красный фонарь, заменив у него красное стекло белым, оклеенным бумагой с надписью. Если запись происходит в домашних условиях, то прекрасно можно обойтись и без транспаранта, поскольку обычно все население квартиры собирается к микрофону посмотреть и послушать. В этих условиях оператору достаточно поднять вверх руку с отставленным указательным пальцем (обычный жест со смыслом «Внимание!»), чтобы все присутствующие замолкли. Тишина в помещении является первым условием, необходимым при записи с микрофона. Если в комнате присутствуют и другие, не занятые записью люди, и нарушают тишину, их следует безжалостно изгонять, иначе вы целый вечер провозитесь с магнитофоном и не получите хорошей записи. После приобретения магнитофона каждый почти неизбежно проделывает одно и то же — пытается записать звуки первой же вечеринки, в которой он участвует. Впоследствии при прослушивании, на фоне общего шума, удаётся расслышать только отдельные выкрики, да и то не очень разборчиво. Причина этого — общий галдеж, звуки которого многократно отражаются от стен и попадают в микрофон. Тишину нужно постараться сделать возможно более глубокой. Уже давались рекомендации: остановить стенные часы, убрать будильник и, может быть, даже ручные часы. Если нет возможности заставить домашних соблюдать тишину в соседних помещениях или неудобно просить об этом соседей, лучше перенести запись на ночное время, тем более, что ночью затихает и городской транспорт. Приступая к записи с микрофона, вы должны ясно отдавать себе отчет в том, что же вы, собственно, хотите записать. Эта очевидная истина как-то не доходит до всех, и после включения записи исполнитель «э-кает» перед микрофоном или говорит бог знает что, хотя записывается для личного удовольствия на своем собственном магнитофоне, а не для трансляции всеми радиостанциями Советского Союза. Хорошо иметь конспект материала, который пред-полагается излагать перед микрофоном, однако еще лучше будет, если заранее удастся разработать точный текст или сценарий. Для речевых записей текст следует написать четким и разборчивым почерком чернилами, а еще лучше напечатать его на пишущей машинке через 3 интервала. Без этого неизбежно исполнитель будет оговариваться, путаться в нескончаемых оборотах речи, задерживать произношение некоторых звуков и вообще по интонациям будет понятно, что это не свободная разговорная речь. Подготовленный текст нужно предварительно прочитать 2 — 3 раза, чтобы устранить шероховатости не только произношения, но и самого текста. Дело в том, что каждый человек говорит не так, как пишет, устная речь всегда проще письменной. Недостатки написанного текста познаются только при прочтении его. Например, известная скороговорка «На дворе трава, на траве дрова» пишется и читается про себя без каких бы то ни было затруднений, но «с ходу» и не спотыкаясь вслух ее прочтет далеко не всякий. Если при таком контрольном чтении будут обнаружены трудные для языка обороты и слова, их нужно изменить, а не мучить исполнителя преодолением трудных мест.

Текст следует писать с абзацами, заключая в один абзац законченную мысль. Исполнитель после каждой точки дол¬жен делать паузу и еще большую паузу — после окончания абзаца, так как «пулеметный», без пауз, текст трудно понять. Фразы в тексте должны быть по возможности короткими. Ведь при чтении книги непонятный кусок можно перечесть второй и третий раз, а при слушании текста это уже невозможно. Все слова нужно выговаривать четко, обращая особое внимание на произнесение окончаний, и именно так, как это принято в грамотной разговорной речи, а не так, как пишется. К примеру, слово «его» в соответствии с общепринятыми нормами должно произноситься как «ево», «корова» — как «карова». Если есть сомнение в том, на какой слог слова должно падать ударение, то нужно не полениться и заглянуть в словарь и потом в тексте для памяти пометить ударный звук. Вслушайтесь в речь профессиональных дикторов, работающих на радио и телевидении, особенно когда они читают «Последние известия» или доклады. Обратите, например, внимание на то, как они произносят имена числительные. Почти всегда при чтении числительных они придают голосу особую интонацию, как будто сам читающий удивляется этому числу. Изучать манеру произношения дик¬тора легче с помощью магнитофона. Запишите его речь, а затем, воспроизводя запись по фразам, попытайтесь повторить его интонацию. Следует, однако, попутно сказать, что последние годы у дикторов-профессионалов выработался в известной мере шаблонный стиль интонационного строя речи; возможно, это объясняется влиянием таких мастеров устной речи, как Левитан, Хмара и других. Интонационный строй их речи мы слышим с экрана кино, по радио, а искусство вообще и искусство ораторское в частности не терпят шаблона. Обратили ли вы внимание, что дикторский текст, в изобилии сопровождающий кинофильм «Обыкновенный фашизм» и несущий смысловую нагрузку не меньшую, чем зрительный ряд, читает не профессиональный диктор, а автор и режиссер фильма М. Ромм? И то обстоятельство, что пояснения читает голос не бесстрастный, как, у диктора, не обезличенный идеально поставленными интонациями, а голос индивидуальный, обыкновенного человека, делает этот комментарий более доходчивым, я бы даже сказал — более живым. Пусть обо всем этом особенно подумают те, кто готовит звуковое сопровождение к любительскому кино-фильму. Попутно необходимо отметить, что запись звукового сопровождения к кинофильму требует от диктора еще од¬ной особенности работы, связанной с тем обстоятельством, что любой кинофильм почти всегда снимается и озвучивает¬ся по кускам, например, по кадрам, по эпизодам. Если производится синхронная запись звука или последующее озвучивание по кускам, то после монтажа в единый фильм интонации могут выдать места стыков. Это наблюдается и при монтаже из кусков фонограмм различных литературных произведений. Проделайте такой опыт. Представьте, что вы готовите текст к «говорящим часам». Сначала запишите на магнитной ленте следующее сообщение о точном времени: «16 часов, 22 минуты». После этого сделайте ряд новых записей. Сначала часов: «15 часов» «16 часов», «17 часов». Потом ми¬нут: «21 минута», «22 минуты», «23 минуты». Далее, путем переписывания на другой магнитофон или склеивания соответствующих отрезков ленты смонтируйте из двух кусков последнего фрагмента исходное сообщение: «16 часов, 22 минуты». Теперь сравните, как звучат две записи, из которых одна была сделана, когда текст читался подряд, а другая — по кускам. Жители городов, в которых телефонная сеть имеет «говорящие часы», могут услышать запись по кускам, просто набрав номер этих «часов». Прием, который позволяет скрыть, что запись произведена по частям, заключается в том, что речь диктора начинается, по крайней мере, на одну-две фразы до того, как включен магнитофон, а заканчивается на одну-две фразы позже выключения магнитофона. Благодаря этому в пределах записываемой части текста уже обеспечивается нужный интонационный строй речи. При записи речи, особенно если она чередуется с шумами и музыкой, не легко подобрать правильный уровень громкости записи. Ведь в обычной жизни громкость звучания голоса человека находится во вполне определенном соотношении с громкостью всех остальных звуков: симфонический оркестр, например, звучит много громче речи человека. Поэтому если громкость при записи речи установить по максимально допустимым показаниям индикатора уровня, то звуки оркестра будут записываться уже с сильной перегрузкой и соответствующими искажениями. Опытные звукооператоры рекомендуют записывать спокойную речь, если она не сопровождается музыкой или непрерывными шумами, с уровнем 50 — 60% от максимально допустимого, негромкую речь — с громкостью около 20% от максимально допустимой. В отдельных случаях, однако, эти нормы имеет смысл нарушить. Дело в том, что «отдача» фонограммы с записью речи зависит не только от того, с каким уровнем относительно максимально допустимого она записана, но и от соотношений в ее частотном спектре, а частотный спектр записи с микрофона зависит от расстояния между микрофоном и исполнителем. Замечено, что при записи с микрофоном, расположенным близко к исполнителю, создается впечатление достаточной громкости даже при малых показаниях индикатора уровня записи. Наоборот, при недостатке низких и средних частот или при осуществлении записи с далеко расположенным микрофоном создается ощущение недостаточной громкости, несмотря на то, что индикатор показывает достаточный уровень.

В обычной жилой квартире, не оборудованной специально для записи с микрофона, имеется много акустических помех. Если обнаруживается, что помехи настолько сильны, что они портят запись, можно попытаться ослабить их действие, приблизив микрофон к исполнителю и соответственно уменьшив усиление, чтобы сохранился нормальный уровень записи. Благодаря этому улучшается соотношение между полезным сигналом и помехой, так как вследствие уменьшения усиления запись помехи получается более слабой. В большом помещении может оказаться очень сильной реверберация. Чтобы уменьшить ее влияние, также нужно приблизить микрофон к исполнителю. Если нужно изобразить «далекий» разговор, то можно говорить в микрофон сбоку или даже сзади. При удалении от оси микрофона не будет так заметно ослабление высоких частот при увеличении расстояния, как при нормальной ориентировке микрофона. При записи на открытом воздухе часто приходится иметь дело с неприятным воздействием на микрофон ветра. Сотрясая мембрану микрофона и вызывая завихрения на различных деталях арматуры, ветер создает помехи, слышимые при воспроизведении, как громыхание. При слабом ветре подобные помехи иногда можно устранить, если накрыть микрофон платком или пористой толстой тканью, например кашне редкой вязки. При боковом ветре микрофон можно укрыть за фанерным или полотняным щитком. При более сильном ветре микрофон следует поместить в специальный обтекатель: два проволочных каркаса, обтянутых тканью и вставленных один в другой. Фактура ткани сказывается на частотной характеристике микрофона, и, возможно, эту ткань придется подбирать. М. Згут. Мой друг магнитофон. Издательство «Связь»

Поделитесь этой страницей!